Интервью Татьяна Тимченкова

По отношению к Германии я испытываю смешанные чувства

Что делает вас рома?

Моя душа, моя кровь, моя культура. Я очень горжусь своей принадлежностью к рома. Я родилась в традиционной семье рома, никогда не ходила в детский сад, несмотря на то, что он находился всего в нескольких метрах от моего дома: я боялась идти туда. Позже я захотела пойти в школу, поскольку дома мне становилось скучно. Мой брат был на 14 лет старше меня. На первых порах в школе было очень тяжело. В начальных классах меня били, и дети презрительно обзывали меня цыганкой. Но это еще больше стимулировало меня учиться и добиваться успехов в школе.


Насколько для вас была важна стипендия? Предоставила ли она вам возможности, которые в противном случае вы бы не имели?

Однозначно. Для получения степени бакалавра я поехала в Санкт-Петербург и во время обучения жила у моей тети. Она мне очень помогла тем, что взяла на себя расходы на питание и приняла меня у себя дома. Однако спустя год у моих родителей закончились деньги, на которые они финансово поддерживали мое образование. Во время тренинга по вопросам защиты прав человека я узнала о программе и подала заявку на получение стипендии. При этом мне показалось странным, что от меня потребовали подтверждения моего ромского происхождения. Мне пришлось идти в полицию и получать документ, удостоверяющий это. До того времени я никогда не задумывалась над тем, каким образом могу подтвердить свою национальную принадлежность. Я говорила на романэс, выросла в семье рома – никто никогда не требовал от меня больших доказательств. Получение стипендии обеспечило четырехлетнее финансирование моего обучения в бакалавриате, что стало для меня большим стимулом и в значительной степени придало уверенности в себе.


Сталкивались ли вы в университете с такими же проблемами, как и в школе?

Некоторые студенты и профессора с предубеждением относились к рома. Если в России происходит какое-то преступление, люди сразу же обвиняют в этом рома. К этому добавляется отсутствие у рома знаний относительно их прав и соответствующих средств защиты прав человека. Лично я думаю, что организации по защите прав человека должны принимать более активные меры, направленные на распространение знаний в области прав человека, в особенности среди молодежи народности рома.


Пострадала ли ваша семья от Холокоста?

Да, моя бабушка пережила Холокост. Мой отец рассказывал, что по ее прибытии в Александровку, городок недалеко от Смоленска, нацисты приступили к уничтожению рома и сбрасыванию тел в общие могилы. Когда они забрали мою бабушку вместе с шестью детьми, включая моего отца, один из нацистов приказал ей бежать. Не знаю, что с ним случилось, но благодаря этому человеку, я сегодня живу на свете.


Являются ли эти события до сих пор травмой для вашей семьи?

Да, просто так этого не забыть. Ежегодно мы посещаем мемориал на месте массовых захоронений и отдаем долг памяти убитым.


Помня о жестокости немцем по отношению к вашей семье, для вас должно быть несколько странным получать от немецкого фонда стипендию, направленную на обеспечение вашей карьеры в будущем?

Считаю, что это хорошо. Когда я приехала в Германию, то вначале испытывала смешанные чувства, в конце концов, я выросла с этой семейной историей. Моя бабушка так никогда и не получила компенсацию от Германии, теперь я получаю немецкую стипендию.

Интервью вела Гемма Пёрцген в июле 2011 года в Берлине.

 

Tatiana Timchenkova

Татьяна Тимченкова родилась в Смоленске в 1986 году в семье рома, дома говорит на романэс. Она была одним из первых стипендиатов из России, окончила Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «Международные отношения». В настоящее время она получает второе магистерское образование в Пизе (Италия) по специальности «Права человека и управление конфликтными ситуациями». Т. Тимченкова знает шесть языков: русский, романэс (родной язык), английский, болгарский, македонский и польский.

загрузка